Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Индианаполисе
Портал русскоговорящего Индианаполиса
Русская реклама в Индианаполисе
Портал русскоговорящего Индианаполиса
Главная О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню
Медиа

Ставка на доверие

Автор: Татьяна Серафимович

В семейной жизни всегда должно быть место доверию. Именно на нем, в принципе, строятся любые отношения, а уж долголетний и успешный брак так тем более. Вот только должно ли доверие быть безоговорочным? Тем более тогда, когда вторая половинка уже обманывала?

Эти вопросы наверняка и далеко не один раз задавала себе Оксана, героиня нашей сегодняшней истории. Она переехала в США, быстро нашла хорошую работу по специальности (со временем ставшую любимой), познакомилась с замечательным молодым человеком. А дальше свадьба, беременность, рождение очаровательной дочки. Вот оно, счастье, и будущее кажется таким безоблачным. Что же могло пойти не так?

– Однажды Саша, мой муж, приехал домой с работы и сказал, что он должен много денег. Вот так и заявил, прямо с порога, не успев снять кроссовки. Все изменилось как раз тогда, в тот вечер. Конечно, тогда я этого еще не понимала, но сейчас, оглядываясь назад, могу точно сказать, что именно этот момент был каким-то таким, поворотным.

Да, долги могут появиться у каждой семьи, от этого никто не застрахован – живем в непростое время. Но дело же не в том, что долг вообще появился. И даже не в том, что Саша назанимал денег, не спросив меня об этом. Хотя, само по себе, как факт, это тоже что-то с чем-то. Сам назанимал, потратил, а отдавать нам вдвоем, причем непонятно, откуда брать деньги, и отдавать их нужно, грубо говоря, уже завтра. Что за муж так делает? Где ответственность?

Саша занял достаточно серьезную сумму. Не заоблачную, нет, но вполне приличную – несколько наших зарплат. Причем занял не у каких-то наших общих друзей или знакомых, и не у своих друзей. Как выяснилось позже, Саша дозанимался до того, что его друзья уже старались никаких денежных дел с ним не иметь: займет, отдаст, перезаймет у другого, отдаст третьему, забудет вовремя отдать первому, четвертый постесняется напомнить о долге – в общем, уже всем надоел со своими деньгами.

В общем, друзья уже не занимали, поэтому Саша одолжил денег у каких-то своих мутных знакомых, как он выражался, у серьезных людей. И все сроки возврата уже прошли. А отдавать просто нужно было, иначе, по словам Саши, включался бы счетчик и что-то там еще, какие-то последствия. Я прям свое детство в суровых девяностых вспомнила – тогда тоже все вокруг этой бандитской блатной «романтикой» попахивало.

Шутки шутками, но деньги нужно было отдавать, и срочно. Меня такой подход мужа к семейному бюджету прямо возмутил: на ровном месте создать проблему. Но меня просто взбесило то, куда Саша потратил деньги.

– Я уже даже боюсь спрашивать, куда же он столько потратил.

– На ставки! Вы представляете? Оказалось, что мой муж лудоман. Ну это я потом уже такое мудреное слово узнала, а тогда умных слов в голове не было – на языке вертелись одни маты. Это ж додуматься нужно было! Взять и столько тысяч просадить! Да на эти деньги мы могли столько всего сделать, и в дительное путешествие съездить, например, и в доме ремонт сделать. А тут не то что денег нет, а еще и возвращать столько же приходится!

Да черт с ними, с деньгами, главное тут то, как поступил мой муж. Не просто неразумно и безответственно. Понимаете, Саша клялся и божился, что сам не знает, как так получилось, что это просто азарт, а вышло вот как. Он попробовал поставить на пару футбольных матчей – мой муж просто обожает НФЛ – на футбол, раз-другой, и втянулся.

Ставил, по его словам, в основном для того, чтобы получить немного дополнительных денег. Думал, что, может быть, удастся заработать на знании спорта. Ну вы знаете этих мужчин: каждый из них диванный эксперт, каждый думает, что разбирается в любимом виде спорта, что он или отдал бы лучше, чем этот криворукий квотербек, или на месте тренера уж точно понимал бы, что делать с этой командой неудачников, как превратить их в чемпионов. Вот, доразбирался.

Я так поняла, что поначалу Саша выигрывал, ему везло. Он даже назвал какие-то выигрыши, какие-то суммы, на которые он потом сводил меня в ресторан, отпраздновать нашу годовщину. Я помнила этот вечер, он был чудесный, и мне стало как-то даже неприятно, когда я узнала, за какие деньги мы его провели. Я-то думала, что Саша готовился к этому нашему свиданию, планировал его, может, даже копил на него деньги. Мы не голодали, конечно, но и не шиковали, поэтому походами в дорогие рестораны меня муж не баловал, но я воспринимала это с пониманием. Рассказывал он, как на выигранные деньги купил себе инструмент в гараж, потом еще что-то. Саша оправдывался.

– Почему оправдывался? Потому что потом начал проигрывать?

– Ну да. Потом, по словам Саши, удача от него отвернулась. Везти ему перестало, он начал проигрывать и, конечно, захотел отыграться. Он же так не хотел тратить наши семейные деньги! Поэтому тратил еще и еще, чтобы вернуть то, что уже потратил. Представляете весь уровень этого идиотизма?

– Если честно, то не до конца. Я слышала множество историй о ставочниках и игровой зависимости. Мне, так же, как Вам, такое поведение кажется нелогичным – гораздо разумнее, как по мне, было бы просто остановиться на полосе неудач и не рисковать дальше. Но что чувствовал Александр, я, конечно, могу только представлять. Наверное, ни я, ни даже Вы его до конца не поймем – чтобы думать так же, как он в той ситуации, нам тоже нужно быть лудоманами.

– Вот Вы точно сейчас сказали – лудоман. Тогда я этого не понимала. Саша клялся и божился, что такого больше не повторится, что ему сейчас максимально стыдно, что тогда он сдуру занял деньги у своих «серьезных знакомых» и лучше бы у друзей занял, что он не знает, что делать, где брать деньги, как возвращать долг, но обязательно что-то придумает. И, конечно, никогда больше не будет ставить, вот ни-ни, ни разу!

И я, понятно дело, поверила мужу. Тогда я еще не знала, что деньги к тому моменту он уже одалживал в течение нескольких месяцев, у всех подряд, раз сто. Еще не знала, что он уже достал всех друзей – настолько, что никто ему уже не занимал. Он просто меня обманывал, и я не знала, что Саша обманет еще.

Больше, чем просто азарт

Оксана нашла деньги. Заняла у дяди с тетей, к которым переезжала в США, заняла у подруг. И никому ни слова о том, зачем ей понадобились наличные, чтобы не подставлять мужа, чтобы не портить Александру репутацию.

Нашла деньги, отдала их мужу, тот рассчитался с долгами и клятвенно обещал больше не делать ставок. И обманул Оксану.

– Я не привыкла влезать в долги. Не люблю этого, даже кредиты в банках брать никогда не хотелось. Но тут пришлось – ситуация была такая. Очень выручили мои дядя и тетя, подружки тоже помогли. Хорошо, что хоть не нужно было объяснять, зачем мне деньги. Правду о том, что муж проигрался, не хотелось рассказывать, врать тоже.

В общем, собрала нужную сумму и, с мыслями о том, как мы будем все это отдавать, вручила деньги мужу. Тот вернул долг «серьезным людям» и божился, что больше в жизни не сделает ни одной ставки. И уже через 3 недели я убедилась, что Саша и не думал бросать ставки!

– Дайте угадаю: Александр снова проигрался?

– Я поняла, что он так и не бросил ставить, по его поведению. Я и до этого признания уже давно видела, что Саша стал какой-то нервный. Он и спортивные события стал смотреть более эмоционально, чем раньше, мог чем-то вполголоса, а иногда и громко возмущаться, сидя за ноутом, мог ругаться или «случайно» обо что-то стукнуть или что-то уронить.

Понятно, что сначала я не могла объяснить такое поведение. Думала, может, у мужа не все в порядке на работе, поэтому он и нервничает, поэтому и несет свои рабочие проблемы в дом. Но сколько бы раз я ни заводила об этом разговор, Саша всегда отвечал, что все нормально, что никаких проблем на работе у него нет. Ну а когда он признался, что задолжал, я сложила два и два. Муж ругался, возмущался, бил кулаком по столу каждый раз, когда его ставка проигрывала, когда он терял деньги.

– И вот, через 3 недели после погашения долга, Вы увидели то же поведение?

– Да, и, конечно, я тут же заподозрила, что муж не бросил, что он продолжает ставить. Пару недель Саша был максимально спокоен, даже непривычно было, что настолько. А потом снова: возмущения перед телевизором, недовольное бурчание из комнаты, сидя за ноутбуком, непонятные звуки ударов из-за закрытых дверей.

Я потребовала объяснений, и Саша сразу раскололся. Как оказалось, он сделал новую ставку в тот же день, когда отдал деньги. Как оказалось, он уже успел проиграть свою заначку – те деньги, которые сам собрал, чтобы вернуть «серьезным людям». Там была какая-то сумма, но сравнительно небольшая, Саше сильно не хватало, чтобы вернуть долг. Как оказалось, он даже успел снова занять у этих же «серьезных людей»! Немного, но все-таки.

Ух какой же у нас был скандал. Мы никогда так не ссорились. Я так наорала на мужа, я высказала ему все, что думаю о его безответственности, я сказала, что он просто болен, что ему нужно лечиться. Ну и еще много чего сказала. В том числе и то, что подаю на развод. И я реально хотела развестись, не просто так на нервах сказала, но и на следующий день, остыв, уже прикидывала варианты. Наверное, от развода нас спасли две причины.

– Первая – это ребенок?

– Да. Как женщина, Вы меня прекрасно понимаете. Ребенку по-любому нужен отец, и я считаю, что лучше, если это будет родной отец. К тому же Вики, наша дочка, отца просто обожала уже с пеленок – всегда тянула к нему ручки, счастливо засыпала у него на коленях, довольно слушала с ним песенки.

Ну а вторая причина – это сам Саша. Я ведь любила его. Плюс, он всячески искал пути для примирения. Когда я остыла, он сказал, что понимает, насколько далеко все зашло, понимает, что болен, что он как наркоман или алкоголик, и заявил, что пройдет курс реабилитации. Я подумала и решила дать ему и нашему браку второй шанс.

– И получилось?

– Долгое время мне казалось, что ничего не выйдет, что Саша сорвется, если не сегодня, то завтра. Потому что программа реабилитации была настолько насыщенной, включала в себя столько практик, что даже я устала. Одни семейные встречи с психологом чего стоят! И ведь они происходили уже после того, как был пройден самый сложный этап – ограждение мужа от любых возможностей сделать ставку, по сути, ограждение от гаджетов. Вы представляете, насколько сложно современному мужику быть, по сути, под родительским контролем, даже под самой строгой версией этого контроля? Когда твой телефон постоянно проверяют, чтобы на нем не было мобильных приложений букмекеров, чтобы ты не заходил на сайты букмекеров. Меня бы бесил сам факт таких проверок, такого вторжения в личное пространство.

Я даже не могу представить, насколько тяжело было Саше, что он чувствовал во время этой реабилитации. Наверное, это огромный моральный дискомфорт, наверное, это стыдно – признаваться незнакомым людям, что болен, что тот же наркоман, только твой наркотик не героин или кокаин, а ставки и азарт.

Но Саша выдержал и успешно завершил курс реабилитации, не сорвавшись. С тех пор прошло больше двух лет, и не было ни дня, чтобы я не гордилась своим мужем. Постоянно вспоминала о том, какой он молодец. До прошлого месяца.

Бывших ставочников не бывает?

Да, Оксана опять почувствовала неладное. И все былые подозрения вернулись с удвоенной силой.

– Вы решили, что Саша снова начал ставить? Почему? Изменилось его поведение? Муж опять стал нервным и раздражительным?

– Нет, ничего такого. Я заподозрила, что Саша вернулся к ставкам, по другой причине. Дело в том, что у нас есть небольшой запас наличности. Фонд «на черный день», как мы его называем. Наверное, привычка, которую нам привили родители. И мои, в России, постоянно откладывали деньги «на всякий случай», и Сашины здесь, приехав из России, тоже постоянно откладывали, и передали свою привычку Саше, рожденному уже в США. Вот и мы откладывали – небольшие суммы, каждую неделю. Просто чтобы были, ну или на тот случай, когда кому-то из нас придется рассчитаться за что-то именно наличными.

Конечно, когда Саша делал ставки, этот фонд он не пополнял. Наоборот, он его полностью потратил: он брал оттуда деньги, под разными предлогами – это уже потом я поняла, что на ставки – брал до тех пор, пока наличные не кончились. Ну а после того, как муж прошел терапию, мы, так сказать, начали восстанавливать этот фонд, то есть стали опять откладывать деньги.

И вот в какой-то момент я заметила одну вещь. Я открываю сберегательный счет и вижу ту же сумму, какую видела, когда заходила на сайт банка в последний раз. О чем это говорит? Правильно, о том, что Саша не пополняет наш фонд – это делаю только я одна. А почему он не пополняет этот фонд?

– Потому что снова принялся за ставки? Вы сразу подумали именно об этом?

– Ну а о чем я еще могла подумать? Вы ведь тоже сразу подумали именно об этом!

– Это исходило из контекста Вашего рассказа. А так не знаю, о чем лично я в первую очередь подумала бы в Вашей ситуации. Причины могут быть самые разные, предположений можно настроить очень много.

– Ну моя первая мысль была именно об этом. О том, что Саша опять начал ставить. Он ведь сам сто раз рассказывал, что лудомания – это как алкоголизм или наркомания. В том смысле, что бывших ставочников не бывает, что совсем и полностью бросить невозможно. Это болезнь, с которой придется жить всю жизнь. Желание ставить или пить не удастся полностью искоренить, но его можно контролировать, держать в узде.

Вот во время реабилитации и учат жить с этой проблемой, учат справляться с нею. Там не обещают, что убьют желание ставить, там обещают, что научат, как не срываться. И об этом Саша рассказывал не только мне, но и своим друзьям, и знакомым. Рассказывал уже после успешно пройденной реабилитации и года, полутора, двух лет без ставок.

Поэтому да, я подумала, что Саша не выдержал, сломался, потерял контроль над ситуацией и вернулся к ставкам. Постарайтесь меня понять. Я практически безоговорочно доверяла мужу до тех пор, пока не узнала, что он лудоман и не просто влез в долги, а еще и не раз меня обманул. Тогда Саша серьезно подорвал мое доверие к нему, а в течение двух лет после реабилитации, так сказать, восстанавливал это доверие. Но, видно, восстановил не до конца, потому что подозрения вернулись сразу же, как только я заметила, что он перестал пополнять нашу копилку.

Поэтому я воспользовалась принципом «Доверяй, но проверяй».

– И что же конкретно Вы сделали? Как именно проверили?

– Очень просто. У меня были все Сашины банковские данные: PIN-код и CVV-код его карты, пароль от его аккаунта для онлайн-банкинга. Я зашла в его аккаунт, с его же ноутбука, и посмотрела, что у него на счету, тратит ли он деньги и куда он тратит деньги.

Да, мне было неловко. Никогда раньше я мужа подобным образом не проверяла, никогда не пользовалась тем, что у меня есть его банковские данные. Потому что раньше он повода не давал. Конечно, и после его реабилитации я иногда и сомневалась, что у него все получится, и волновалась, как бы он не вернулся к ставкам, но все это были обычные страхи, которые ничем не подтверждались. Здесь же был совсем другой случай. Я видела, что семейным фонд им не растет и Саша мне ничего не говорил о том, что пока у него не получается пополнять нашу заначку.

Но когда я посмотрела, куда муж тратит деньги, мне стало стыдно.

Оксана просмотрела историю платежей и переводов, и оказалось, что Саша стал регулярно перечислять деньги на благотворительность. То, что раньше он откладывал «на черный день», он стал жертвовать на поддержку детей, пострадавших от вторжения Российской Федерации в Украину.

После того, как Оксана узнала об этом, ей было вдвойне неловко спрашивать мужа, почему же он ничего ей не рассказал. Но наша героиня все-таки решилась и спросила. Александр спокойно воспринял сам факт того, что жена его проверяла, и признался, что не рассказывал ей, потому что ждал более удачного момента, все-таки тема войны России против Украины достаточно больная, и к ней нужно было подойти с умом.

– Я поделилась историей своей семьи с одной целью – чтобы сказать людям: не бойтесь доверять своим близким, доверяйте им почаще, гордитесь ими поддерживайте их, чтобы вам не было так же стыдно и неловко, как мне. А уж дорогие и близкие вас еще сто раз приятно удивят.