Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Индианаполисе
Портал русскоговорящего Индианаполиса
Русская реклама в Индианаполисе
Портал русскоговорящего Индианаполиса
Главная О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню
Статьи
Медиа
russiantownindy.com

День не святого Валентина

День не святого Валентина

Совсем недавно отгремел День всех влюбленных, и для многих из нас это действительно праздник, который символизирует романтику и самые светлые чувства. В этот день даже те, кто уже в возрасте, с теплотой вспоминают, какими молодыми и пылкими они были, и решаются на красивые жесты. Не просто на внимание и цветы, а на повторение свадебного танца, на ужин при свечах в том же ресторане, что и 40 лет назад, и на другие милые чудеса.

Но есть и те, кто не любит 14 февраля. И дело здесь не в том, что в Союзе не отмечали этот праздник, не в возрасте, и даже не в том, что в этот день нет второй половинки, Валентинки или Валентина. Дело в том, что этот праздник вызывает какие-то совсем противоположные эмоции. И у нашего сегодняшнего героя, Вэла, как раз такая история.

– Да, День святого Валентина я терпеть не могу. Уже несколько лет как. И это при том, что сам Валентин! Правда, меня так никто не называет: это родители меня так назвали, но и они меня так не называют, потому что все друзья и знакомые зовут просто Вэл, по-американски. Полное имя, Валентин, как-то не прижилось, да и мне Вэл больше нравится.

Ну да ладно, я не об этом хотел рассказать. Уже года 3 как на 14 февраля мне не хочется вообще никакой романтики. Меня раздражают влюбленные парочки, целующиеся в кафешках. Меня бесят все эти надувные сердечки в маркетах.

А почему так?

– Наверное, потому, что слишком многое произошло в этот день. Раньше этот праздник мне скорее нравился, чем нет. Я и поцеловался в первый раз именно на День святого Валентина, еще в средней школе, в 12 лет, когда Джемма Аткинсон подарила мне валентинку. Ну и дальше чуть ли не каждый год свидания на 14 февраля были практически обеспечены.

Дайте угадаю: и с будущей женой вы познакомились тоже на День святого Валентина?

– Нет, но первый секс у нас с ней был именно 14 февраля. Понятно, что специально никто не подгадывал – так получилось. Как раз после свидания – ужина при свечах, нежного, романтичного и очень волнующего. Да, само свидание мне тоже понравилось – оно было реально классное. Ну а первый секс с Кейт, наверное, был одним из лучших в моей жизни.

Мне сейчас кажется, что именно после того, как мы с Кейт стали встречаться, и я и поверил в то, что 14 февраля для меня – это как-то особенный день, знаковый что ли. Да, тогда он мне нравился. Тогда я верил, что в этот день у меня всегда будет один сплошной позитив, все будет получаться и удаваться. Ведь до этого именно так и было. Каждый такой праздник, с тех времен, когда я был тинейджером, проходил просто отлично.

Именно поэтому, на волне этой уверенности, я сделал Кейт предложение именно 14 февраля. Ровно через год после того свидания с первым сексом, через год после того, как мы начали встречаться и стали парой.

И она, конечно, согласилась?

– Да, даже расплакалась от радости. Я и сам был счастлив. Чувствовал себя так, как будто выиграл в лотерею. Так, как будто произошло какое-то чудо. Я словно серфил на волне эйфории.

Я ведь и предложение делал на волне этой эйфории. Не планируя. Я не собирался делать Кейт предложение именно в тот вечер, именно 14 февраля. Нет, в принципе, мысли такие были, ведь мы уже и встречались год, и жили вместе 4 месяца, и родители наши были знакомы между собой и, вроде, неплохо ладили. Но вот так прям, чтобы в тот вечер, я заранее не хотел. Так получилось.

Слова полились сами собой. У меня даже кольца не было, но я вообще не переживал по этому поводу. Да и Кейт согласилась и без кольца.

Мы быстро поженились, а через время я понял, что ошибался.

Уже не так романтично

Почему ошибались? Любовь прошла?

– Нет, я любил Кейт. Вот честно, любил, и мне казалось, что так же сильно, как в тот день, когда делал ей предложение. Да, я делал его под влиянием момента, на эмоциях, но зато реально от чистого сердца.

Но прошло время – медовый месяц, первые полгода брака – и эмоции немного улеглись. И вот где-то тогда я стал задумываться о том, а не поторопился ли я.

Подождите, а сколько вам сейчас лет? Если честно, то и сегодня вы выглядите очень молодо

– Сейчас мне 23, а тогда, 3 года назад, получается было 20. А Кейт было 19.

Действительно, вы женились в очень молодом возрасте. Многие вообще думают, что в таком возрасте заводить семью еще слишком рано. Я, наверное, тоже отношусь к таким людям. Во всяком случае, такой шаг, как женитьба, в таком возрасте – это очень смелый шаг

– Примерно то же самое мне говорили и мои родители. Правда, уже после того, как я сделал предложение, а Кейт его приняла. По сути, я поставил своих родителей перед фактом – женюсь. И раз я так решил, значит, сдавать назад уже поздно. Правда, давать заднюю я и не собирался. Да и, если честно, не особо слушал, что они мне говорили. А они как раз и говорили о том, что слишком рано, что нужно еще получить образование, что нужно еще попритираться к Кейт, что можно еще погулять.

То же самое Кейт говорили ее родители. И она тоже их не слушала. Мы с ней еще обсуждали это, после свадьбы, и вместе смеялись. Да у нас же еще вся жизнь впереди! Будет время и на учебу, и на детей, и на все остальное. Ну и зачем нам притираться, мы же уже отлично знаем друг друга.

Да и я не собирался останавливаться на женитьбе, как-то ограничивать себя. В планах было и поступить в колледж. Но прошло полгода, и я поймал себя на мысли, что ни в какой колледж я в этом году не поступил, и не очень-то понятно, поступлю ли на следующий.

Вместо колледжа я работал продавцом в небольшом строительном магазинчике Томаса, отца Кейт. Работа была, как говорится, непыльная, то есть не особо сложная, и, в принципе, не вызывала особого отвращения. Да и деньги нам с Кейт были нужны, мы же не собирались сидеть на шее у наших родителей. Вот только чем больше времени проходило, тем сильнее все это начинало напрягать.

Что именно? Бытовуха семейной жизни? Однообразие на работе? Или что-то другое?

– Не знаю, может, все это вместе, а, может, и отсутствие перспектив. С какого-то момента я уже не видел, что будет дальше. Я понимал, что не хочу и через 5-10 лет все так же работать продавцом в магазине своего тестя. Ну ОК, может, уже быть хозяином этого магазина, что от этого меняется? И понимал, что такая ситуация вполне может произойти, и то, что я стану хозяином магазина, еще может превратиться в максимальный успех, во все, чего я достигну в карьере и жизни. Но не понимал, что мне делать, чтобы изменить ситуацию.

При этом все мои школьные друзья разъехались по другим штатам – учиться. Да, мы продолжали общаться, переписывались в Facebook, созванивались в Zoom, но это было уже не то. У каждого в жизни куча новых людей. Кроме меня, конечно. И я ясно видел, что общих интересов и вообще тем для разговоров становится все меньше. Из друзей мы превращаемся в приятелей, а там и в знакомых. Не все конечно, кто-то с кем-то общался плотнее, кто-то с кем-то хуже, но со мной все ниточки как-то рвались.

А я никогда не был каким-то одиночкой, кому пофигу на всех, кроме себя, кем-то, кому вообще не нужна компания. Поэтому я чувствовал себя не нужным вчерашним друзьям, словно выброшенным, будто обманутым и преданным, хотя никто меня, конечно, не обманывал и не предавал.

Так часто случается. Учеба, кампус, новые друзья, новая жизнь. У всех

– Да, но ведь у меня всего этого как раз и не было. А у Кейт, кстати было. Она тоже вступила в колледж, с удовольствием училась, постоянно рассказывала о том, как там классно, завела кучу новых подружек. Училась в колледже нашего города и жила не в кампусе, а вместе со мной, в квартире, которую мы снимали. Но все равно пропадала на учебе целыми днями, ну и с новыми подружками тоже тусовалась. А я ждал ее, ревновал к сокурсникам и злился.

Злились? На кого, на Кейт?

– И на нее, и на себя, и на жизнь вообще. На то, что не видно перспектив. На то, что у жены получается жить так, как мы напланировали, а у меня нет. И эта злость, а также ревность реально отравляли наши отношения – настолько, что прежней любви, прежних эмоций я уже не чувствовал.

Я реально видел эти изменения, понимал, что они есть, по всему. Романтики в наших отношениях оставалось все меньше. Раньше, когда мы встречались, я мог вечером забраться в окно Кейт, точно зная, что ее отец этого не одобрит и выгонит меня, если застукает. И мы могли целоваться часами, и я прятался в шкафу, когда слышал, что Томас подходит к комнате дочери. Или мы могли наврать родителям, что едем куда-то на экскурсию толпой из 20 человек, а сами укатить вдвоем на озера. Или я мог устроить внезапный ужин при свечах – просто так, без всякого повода! – когда мы уже жили вместе.

И что у нас было после полугода брака с хвостиком? Я прихожу с работы уставший и недовольный. Кейт на своей волне – щебечет о том, как классно в колледже, сколько всего крутого случилось за день. А у меня ничего крутого не случилось, я, блин, весь день коробки таскал, товары перекладывал и с клиентами общался! Очень весело! Я злюсь еще больше, и с такими мыслями мы идем спать.

Ну постель, кстати, часто помогает решить семейные проблемы

– Не в нашем случае. Когда в наших отношениях стало меньше романтики, то и секс стал хуже. Каким-то более скучным, не знаю, более предсказуемым. Может, за это время мы выучили, что нравится друг другу, но я по себе стал замечать, что меня как-то меньше заводят те ласки, которые заводили раньше. И дело, наверное, было не в том, что Кейт делала что-то плохо, или не старалась, или не тянулась ко мне, а в том, что до того, как лечь с женой в постель, я весь день злился, нервничал, ревновал и дергался.

Нет, вы не поймите, у меня все получалось. Просто прежнего удовольствия я не испытывал. Так что постель не могла решить накопившиеся проблемы. Секс с Кейт не отгонял ту мысль, которая все чаще стучалась в мою голову.

Да, я все чаще задумывался о том, а не поторопился ли жениться. Может, стоило еще погулять, закончить колледж, а за это время как раз и проверить свои отношения с Кейт, получше узнать ее. То есть сделать так, как советовали родители, которых я не слушал. А тут еще появилась Яна.

Романтики становится чересчур много

С Яной Вэл познакомился прямо на работе. Девушка пришла в магазин покупать инструменты – в подарок своему отцу. Примечательно что она оказалась дочерью выходцев из России. Вэл помог выбрать. Потом наш герой сообразил, что надо показать, как этими инструментами пользоваться. Яна посмотрела, поблагодарила и ушла, чуть не забыв карту на прилавке. Вэл это увидел, догнал девушку уже на улице и отдал «пропажу». И, видимо, понравился ей, потому что та вернулась с кофе в качестве благодарности.

– Не знаю, почему, но я даже не подумал отказываться. Хотя вообще это было даже странно. Я на работе, да и женат, и тут девушка сама угощает меня кофе. Но тогда я просто на все забил, отлучился с работы на полчаса, и эти полчаса мы провели у входа в магазин, болтая обо всем подряд. Благо Томас был с женой в отпуске.

По-моему, это была пятница. Или четверг, не помню уже, но работа успела меня хорошенько достать и я с удовольствием слушал, как моя новая знакомая – молодая симпатичная девушка – рассказывает о себе.

Яна рассказала, что в США она приехала 7 лет назад, тогда ей было 14, а сейчас 21. Приехала она, конечно, со своими родителями. Причем из Питера, города, откуда приехали и мои мама с папой. И вот, где-то посреди разговора я ловлю себя на мысли, что неплохо было бы познакомиться ее с родителями, пусть поболтали бы о Питере, Яна, наверное, им бы понравилась. А потом бью себя по лбу: блин, о чем я думаю, как это будет выглядеть, я же женатый человек!

Ну и тут же, начав рассказывать о себе, говорю ей, что я женат. А дальше меня несет, и я рассказываю ей все. Ну или почти все. Конечно, я не стал жаловаться на отсутствие друзей или на скучный секс. Просто рассказал ей, как меня все достало и, в общих чертах, почему. А потом посмотрел на часы и сообразил, что полчаса на кофе-брейк закончились полчаса назад. Попрощался с Яной и поплелся обратно в магазин.

Тогда я не думал, что наше знакомство как-то продолжится. Это после всего, что я рассказал! Просто отнесся к этой встрече как к приятной неожиданности и постарался выбросить ее из головы. Но через несколько дней Яна снова зашла, под предлогом что-то купить, но мы снова пили кофе, на этот раз уже вечером, после закрытия магазина, и опять болтали о всякой всячине. И вот у нас появилась такая привычка – раз в несколько дней собираться на кофе.

Какая инициативность от девушки. Причем в вопросе знакомства, то есть в том вопросе, в котором инициативу обычно проявляют парни. Вам не показалось, что это Яна так заигрывает?

– Да, я почти сразу, со второй нашей встречи, подумал, что она клеится ко мне. Иначе зачем бы она снова предлагала посидеть в кафешке, уже зная, что я женат? Из чувства благодарности за подобранные инструменты? Ну такое – так это не работает.

Но, понимаете, я видел внимание ко мне со стороны молодой красивой девчонки, и мне это нравилось. Знаю, что это неправильно, но нравилось. Да и какому парню неприятно, когда с ним заигрывают?

Ну и с одной стороны появилась Яна, очень классная и уделяющая мне внимание, и с другой стороны есть Кейт, заточенная только на своих делах, которой интересны только свои проблемы. Понимаете? Поэтому я и продолжал общаться с Яной.

И ее вообще не смущало, что вы женат?

– Нет, по нашему общению не было видно, что это ее как-то волнует. Яна вообще этого не стеснялась и все пыталась сблизиться. Например, именно она первой меня поцеловала. Я ответил, потом сказал, что, наверное, нам не нужно этого делать. Она и тут не смутилась, сказала, что это же всего поцелуи.

Но поцелуями дело ограничилось только во время того вечера. Потому что потом Яна предложила выпить вина в ближайшем ресторане, а оттуда – к себе домой. Вернее в апартмент, где она жила с подругой-руммейтом И я понимал, чем все это могло закончиться, и пошел, и в гости к ней тоже поехал.

Да, там у нас все и произошло. Да, после этого мы стали встречаться.

То есть, Яна стала вашей любовницей?

– Ну да, можно сказать и так. Но попробовали бы вы сказать так самой Яне! С какого-то момента я понял, как я попал. Нет, поначалу все было просто классно, у нее ко мне чувства, у меня к ней чувства. Как мне удавалось скрывать наши с Яной встречи от Кейт, я даже не знаю. Я, конечно, старался быть аккуратным и не спалиться, но не могу сказать, что как-то супер-профессионально шифровался.

Так, может быть, Кейт все замечала, просто не подавала виду?

– Может, но вряд ли, раз она никогда об этом не заговаривала. Моя Кейт любит себя, она не терпела бы в таких ситуациях. Тут я стал замечать кое-что другое: Яна начала заявлять на меня свои права. Да не заметить этого было невозможно. Она, сначала мягко, но потом все настойчивее, говорила, что хочет быть со мной, спрашивала, что я думаю по этому поводу. Дошло до того, что она прямо спрашивала, когда я брошу жену, прямо требовала этого.

А вы в ответ?

– Да я не знал, что ответить. Она давила, а я терялся. На меня тогда вообще давили со всех сторон, и все по-разному.

Томас, отец Кейт, например, давил по работе. Постоянно меня прессовал, хотел, чтобы я работал лучше. А я ленился именно потому, что он давил. И мне казалось, что он постоянно намекает на то, что работой и доходом я обязан ему, что без него и его магазина я не смогу сводить концы с концами. И меня это, конечно, напрягало. Я уже не хотел работать у Томаса, не представлял себя в этом же магазине в возрасте 30+.

С другой стороны, Кейт. Чувства к ней уже не те, давно. Я День святого Валентина возненавидел как раз через год после того, как сделал ей предложение. Мы праздновали годовщину, сидели и пили шампанское при свечах, а я не чувствовал вообще ничего, никаких возвышенных или романтических чувств. Потому что за час до того Кейт испортила мне настроение и даже этого не заметила. Я всю неделю впахивал, почти ее не видел, а она 14 февраля, в нашу годовщину, рассказывает мне, какой ее сокурсник умный и веселый, как он отвечал преподавателю, как он потом прикололся над этим же преподавателем. И вот я сижу, пью шампанское, а сам думаю: «Может, они трахаются?»

Меня напрягал мой брак. Но что делать? Разводиться? А как это воспримут мои родители, ее родители? Понятно, что работу в магазине придется бросить. Ну об этом я не переживал, но вот что делать дальше? Строить отношения с Яной? Она классная, но уже меня давит, старается меня подчинить, хочет принимать решения, может, за нас обоих.

А уже нужно было что-то решать?

– Мне казалось, что да, нужно. Вот только я никак не мог решить, что и кого мне выбрать. А тут Кейт добила меня новостью. Оказалось, что она беременна, уже на третьем месяце.

Ни о каком аборте в любом бы случае речи не шло, даже если бы она сказала раньше. Я категорически против абортов. Отказался бы, даже если бы Кейт сама предлагала его сделать.

Поэтому мне нужно было выбирать, оставаться с Кейт или бросать жену с ребенком. Выбор стал проще, ну или сложнее, смотря с какой стороны поглядеть.

И вот, глядя на то, как Кейт довольно спит, рассказав мне эту важную новость, я решился. Я понял, что не смогу бросить жену с ребенком, даже несмотря на то, что уже не люблю ее. Я понял, что нужно это просто принять. Если так нужно, я продолжу пахать на тестя. Если так нужно, я забуду об образовании. Если так нужно, я забуду об эгоизме жены. Но у ребенка будет отец, а у меня будет сын или дочь. И с Яной, понятное дело, нужно порвать.

А вы не боялись, что Яна может обидеться и обо всем рассказать Кейт?

– Я понимал, что она, в принципе, может так сделать, потому что Яна тоже была очень горячей и эгоистичной девушкой. Я понимал, что к этому варианту нужно быть готовым. Но что мне нужно было делать? Умолять Яну, чтобы она не рассказывала Кейт, и подать ей такую мысль? Нет, спасибо. Самому обо всем рассказать Кейт? Тоже не подходит.

Я объяснил Яне, что больше мы не можем быть вместе, что у нас с Кейт будет ребенок, и что наши с ней отношения должны прекратиться. Она, конечно, жутко обиделась, но ничего Кейт так и не рассказала.

Прошло примерно полгода, у нас родился сын. И, знаете, это сложно объяснить, но я как бы повзрослел сразу же, как только взял своего ребенка на руки. Глядя на сына, я понимал – вот оно, продолжение моего рода, продолжение меня, но одновременно это уже другой человек, со своей судьбой, успехами и перспективами. Я понимал, что раньше занимался всякой фигней и сам вел себя как маленький мальчик. Я понимал, что теперь мой долг – сделать так, чтобы у этого человечка все было в порядке, чтобы он вырос и стал классным парнем.

Какие правильные слова

– Слишком пафосные? Может быть, но других я подобрать не могу. Я чувствовал себя именно так – так же, как когда делал предложение Кейт, только по-другому. Это было другое чувство, какое-то более спокойное, но при этом и более широкое, охватывающее все вокруг, если понимаете, о чем я. И оно не прошло до сих пор.

Скажу больше: с рождением сына и у нас с Кейт дела начали как-то по чуть-чуть налаживаться. Она перестала напрягать, перестала быть заточенной на самой себе, отдает максимум внимания ребенку, а не колледжу, который она, кстати, бросила. И я этому, если честно, только рад.

Да, из наших отношений ушла какая-то романтика, какая-то пылкая влюбленность молодости. Но ее заменило собой другое чувство – любви к сыну. Сегодня в нашей семье спокойствие и гармония, по крайней мере, я так это вижу. Хотя иногда, временами, я все еще спрашиваю себя: «А правильно ли я выбрал?»